Всегда мечтала фотографировать в храме.
          Там Господь, благодать, великолепная архитектура, прекрасное убранство, и люди все красивые.
          А самой драгоценной и, казалось, несбыточной мечтой была мечта фотографировать в любимом Казанском соборе.

 
          С благоговением часто взирала на Юрия Костыгова, епархиального фотографа. Как он в подряснике легко лавировал между епископами. Он как будто ступал по самой вершине Эвереста в ярких лучах солнца, а я жалко топталась в темноте у подножия.
         Но Господь то ли чтобы уберечь меня от греха зависти, то ли по какой другой причине, известной только Ему Одному, услышал мои несчастные молитвы.
         В один прекрасный день в начале ноября прозвенел телефонный звонок. Как с небес звучал голос замечательного священника Казанского собора, отца Михаила (Шастина).
         Меня приглашали на съёмку в Казанский собор!
         Конечно, никаких епископов, и даже не в главном храме, а в нижней церкви священномученика Гермогена, и литургия детская, но это было настоящее чудо!
         Я немного волновалась, пока не зашла в храм. Там уже собирались дети. Они приветливо улыбались мне - чужой тёте
        Фотографировать детей – всегда радость. Церковных детей – радость вдвойне. Это такие же дети как все: живые, шумные, смешливые. Но как умилительно они смущаются на исповеди, умело крестятся, старательно поют «Отче наш», деловито складывают ручки для Причастия, аппетитно жуют просфоры…
        На детской литургии дети непосредственно участвуют в процессе богослужения. Поют в хоре (очень душевно), прислуживают и помогают духовенству (очень ответственно).
        В этот день не столько  для их мам и пап, а именно для них – маленьких прихожан – читают  Евангелие, произносят проповедь.
        Они не приходят под конец службы только на Причастие, а по-честному молятся всю литургию, ну только иногда зевая (кто не выспался) и крутясь по сторонам (кто чересчур активный).
        Дружно причащаются вместе с мамами и папами (родителям, кстати, плюс, могли бы и самих детей отправить, раз литургия детская).
        А в конце службы получают благословение у отца Алексея (Дорофеева): Святым Крестом, помазанием ароматом от святых  мощей Димитрия Солунского, память которого совершалась в этот день, и шоколадкой «Барни».
        Вежливый и воспитанный мальчик-пономарь щедро вручает мне последнего «Барни» со словами: «За прекрасный фоторепортаж». Вот молодец!
        Я в счастье.
        Прощаемся. Девочки, само собой,  интересуются, когда и где будут «фотки». Обещаюсь всё сделать и куда-то выложить.
       Надеюсь встретиться с этими милыми людьми ещё.
       И благодарю за чудеса Бога и отца Михаила.